Труд капиталиста

Как класс капиталистического общества пролетариат организован не сам собой, его изначально организовывала и продолжает организовывать капиталистическая буржуазия по своим лекалам для целей капиталистического производства. Поэтому неудивительно, что внутри пролетариата имеются предпосылки для формирования класса капиталистов, и если предположить физическое уничтожение разом всех капиталистов, то пролетариат сам из себя способен создать себе новую капиталистическую буржуазию. Самая важная и основная предпосылка — это наличие в классе пролетариата слоя т.н. рабочей аристократии — явление отражающее общественное разделение труда на духовный и физический.

С этого основного разделения труда в обществе нам придется начать, как ни избита эта тема. Однажды мы уже довольно плотно касались этой темы под несколько другим углом и показали, каким образом явление рабочей аристократии отражает разделение труда на духовный и физический. Правда, насчёт физического труда спорить никогда не приходилось, но с духовным у "марксистов" постоянные проблемы. Само слово "духовный" вызывает у них неловкость. Всё норовят его заменить на какой-то "организаторский", "управленческий" и т.п. труд. Между тем, даже "умственный труд" здесь было бы сказать не совсем точно, хотя в отличие от... и допустимо во многих случаях. Во многих — но не во всех, потому что дух — это гораздо больше проявление не ума (сильные духом — совсем не обязательно умные), а воли. Хотя и не только её, в т.ч. и ума, конечно, тоже.

Кто-то, возможно, вспомнит, что проявлять силу воли при физическом труде приходится не меньшую, а зачастую и бòльшую, чем при духовном/умственном, но только дело-то не в том, чтобы проявлять волю, а в том, чтобы её производить. Потому как воля воле рознь, и случается, чтобы не пойти на работу, требуется воля ещё бòльшая, чем для любого из видов труда. Опять же, не только волю производит духовный труд, он производит сознание в целом, формирует весь комплекс человеческих отношений. С дирижёра симфонического оркестра за 20-30 минут может сойти семь потов, а оператор котельной за целый день может дважды повернуть какой-нибудь тумблер, но труд первого, тем не менее, является духовным, а труд второго — физическим, потому что продукт труда первого — духовный (он производит в слушателях новое сознание, новое отношение к миру), а второго — физический.

То, что труд и капитал противостоят друг другу выучили все, да и слишком очевидная это вещь, чтобы отрицать её, но в диалектике труда и капитала разобрались не многие. Труд противостоит капиталу, но при этом сам труд — часть капитала, переменный капитал. Это-то ещё многие вспоминают, если им напомнить, но только ведь точно так же и с другой стороны: капитал — ни что иное как часть труда, и не только в том смысле, что он — мёртвый труд, прошлый труд, застывший в виде средств производства, но и в куда более прямом смысле.

Опыт советских реформ (неудачные попытки развития ТДО, введения хозрасчета, а по сути — капитализма) отчетливо показал, что капитализм не работает без капиталиста, единственная функция которого — быть персонификацией капитала, задавать цель производству, думать как капитал. Никакой самый высокооплачиваемый топ-менеджер не заменит капиталиста в этой функции. Тем более, не способны были это сделать "советы трудового коллектива" в перестройку. [Самое интересное, постсоветский опыт показал, что и обладание де-юре собственностью на капитал де-факто ещё капиталистом не делает. Чтобы думать как капитал, нужно соответствующее воспитание (см. "Протестантскую этику" Вебера). Но, если не в первом, то во втором-третьем поколении, капитал, все-таки, воспитует своих собственников так, как ему необходимо, и нашему тезису о восполнении "святого места" капиталиста за счет пролетариата это наблюдение в итоге не противоречит.]

Каждому доступна для понимания схема: совокупный продукт (всё произведенное) разделяется на необходимый и (если что-то остаётся) прибавочный. Но это только в абстракции так, а на самом деле он разделяется не сам по себе, а потому что кто-то его разделяет — есть, кому его разделять.

Что такое необходимый продукт? В масштабе общества это всё, что обеспечивает воспроизводство. Всё! — даже если это надсмотрщики с палками. Если без них другие рабочие не работают, то надсмотрщики тоже являются частью совокупного работника, необходимого для производства, и средства для содержания надсмотрщиков входят в необходимый продукт. Если взять экономику ГУЛАГа, то солдат на вышке — тоже участник процесса труда, потому что без него процесс не состоится. "Класс управленцев" — нонсенс. Управленец — такой же винтик в механизме, пусть и позолоченный. Несомненно, данная часть совокупного работника в СССР имела привилегии. Наличие привилегий — признак аристократии. То что аристократия — рабочая, принадлежит к тому же классу что и остальной народ, не отменяет характерных признаков отношений именно между аристократией и простолюдинами. [В скобках заметим, что, конечно же, сами по себе статусы аристократов или простолюдинов не являются классами в экономическом смысле, — только в том случае, когда за этими статусами скрывается их различное отношение к собственности на средства производства. Так, феодальная аристократия была, несомненно, классом. Но финансовая аристократия — уже часть капиталистического класса, как бы ни была она ненавистна для "честных" промышленников.]

Что такое прибавочный продукт? Всё, что произведено сверх необходимого продукта. А что значит "сверх", откуда оно берётся — не продукт, а его положение "сверх"? А это значит, что капиталист — своей властью собственника средств производства — суггестивно давит на остальных участников производства (да-да, капиталист тоже участвует в производстве, раз уж производство капиталистическое, т.е. ведется ради прибыли!) и отжимает от продукта производства для себя как можно больше. Повторюсь, у капиталиста при капитализме только одна необходимая функция, но она действительно необходима для развития экономики на определенном историческом этапе. Стараясь отжать себе как можно бòльшую долю от прибавочного продукта, капиталист заставляет снижать издержки производства и повышать производительность труда. Поэтому про него сказано, что он — персонификация капитала. Если бы он свою прибыль не отжимал, то никакой закон прибавочной стоимости не работал бы. Капитал — это отношения между людьми.

А что было в советской экономике? Производился совокупный продукт, но никто не был кровно заинтересован отжимать из него прибыль — никто ведь не жил за счёт прибыли. И поэтому этот показатель не работал, сколько ни пытались его вводить. Развитием производства управлял "план по валу" — т.е. совокупная стоимость. В результате предприятиям выгодно оказывалось не уменьшать стоимость единицы продукции, а увеличивать. Потому что так план было выполнить легче. Отсюда распространённые шутки: якобы японцы скупают советские трактора и из одного советского трактора делают четыре. "План по валу" — тоже общественное отношение, классовую природу которого мы уже рассматривали.

Есть огромная разница между дирижёром симфонического оркестра и капиталистом (как между Idealle и Ideelle — читайте "Диалог с Эвальдом Ильенковым" Лифшица), и они, конечно, делают совсем не одно дело, более того — их усилия изначально направляются в противоположные стороны. Но абстракция капиталистического общества эту разницу в расчёт не принимает, потому как в принципе ведь нет разницы — получать прибыль от производства лекарств или орудий убийства. В производстве отношений так же — пробуждение в людях истинного отношения к миру и самим себе отличается только по степени доходности от производства низводящих их до уровня вещи производственных отношений. То и то для капиталистического общества суть одинаково духовный труд.

http://lenivtsyn.livejournal.com/218534.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Написать комментарий